Войска НКВД в «Киевском котле»


мост им. Е. Бош

мост им. Е. Бош

Войска НКВД в годы Великой Отечественной войны — это не мифические      заградотряды с пулеметами позади наступающих частей Красной Армии. На  самом деле,  именно они первыми приняли удар на Государственной  границе СССР, затем  сражались вместе с регулярными войсками РККА  всю войну,  вели диверсионную и разведывательную борьбу в тылу противника и  выполняли еще целый ряд сложных и ответственных заданий.

… Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение оставить Киев. В ночь с 18 на 19 сентября 1941 года основные силы советских войск были сняты с правобережных оборонительных рубежей, части переправлялись на левый берег Днепра, началось отступление.

Киевские мосты нужно было взорвать. Эта задача была возложена на 4 дивизию НКВД полковника Ф.М. Мажирина.

Федор Максимович Мажирин вспоминал: «День 19 сентября выдался на удивление солнечным и теплым. Над Днепром чистое голубое небо. Часов в 11 утра фашисты открыли ураганный огонь по юго-западным окраинам города, а затем осторожно двинулись вперед, к мостам. Еще немного и их надо взрывать. Сигнал — и мы со своего командного пункта увидели столбы  огня и дыма над железнодорожным мостом. Взлетел на воздух Дарницкий мост. Облитый смолой и бензином, вспыхнул деревянный Наводницкий мост. И вот, прямо перед нашим КП, на мосту сверкнула вспышка и черный султан взрыва подбросил вверх искореженные  пролеты. На мгновение обнажилось песчаное дно, затем воды Днепра сомкнулись, и вокруг  груды обломков посредине реки беспорядочно заплясали волны. Потом у берега взвилось несколько водяных фонтанов: моряки Днепровской флотилии уничтожили свои корабли. Над Днепром повисло облако дыма и пыли»

Немецкий пулеметный расчет ведет огонь из-за парапета смотровой площадки Печерской Лавры по отошедшим на левый берег Днепра советским войскам. 19 сентября 1941 года.

Немецкий пулеметный расчет ведет огонь из-за парапета смотровой площадки Печерской Лавры по отошедшим на левый берег Днепра советским войскам. 19 сентября 1941 года.

После подрыва мостов дивизия начала отходить в сторону Борисполя. 20 сентября по приказу командования 37 армии дивизия заняла оборону на участке село Александровка- хутор Гора., прикрывая отход армии.  Не успев оборудовать позиции сразу приняла бой. Противник силами двух полков при поддержке 50 танков, двух артдивизионов и авиации развернул наступление. Атаку удалось отбить, немцы потеряли 10 танков и около 300 человек, но в это время прорвав оборону на северо-востоке фашисты заняли Борисполь. Дивизия оказалась в окружении. Заняли круговую оборону. После артиллерийско-минометного обстрела противник пошел в наступление. Первую, а затем и вторую атаку врага удалось отбить. Кончились боеприпасы, было много убитых и раненных. Генерал-майор Ф.М. Мажирин так рассказал об этом бое: » Разгорелась жестокая схватка, все мои товарищи дрались с врагом не на жизнь, а на смерть.  Героически погиб командир 57-го полка подполковник П.К. Алтуфьев: в атаке он захватил вражеское орудие и обратил его огонь в сторону фашистов, но разрывом снаряда ему оторвало ноги. Мы несли большие потери, противник окружил нас со всех сторон. Однако подразделениям 227-го полка и 81-му отдельному батальону удалось прорвать кольцо гитлеровцев и уйти на северо-восток…

В тяжелом положении оказалась пулеметная рота 56-го полка, обоз и артиллерия дивизии: вокруг них противник снова замкнул кольцо. В неравной схватке погибло больше половины бойцов. Оставшимся в живых удалось оторваться от фашистов и уйти в лес юго-восточнее Ковалина, откуда они  потом выходили из окружения..

В боях под Киевом ( прим. весь за период обороны города )бойцы и командиры 4-й дивизии войск НКВД доказали свою беспредельную преданность Родине. Цифры — скучная вещь, но хочу сказать, что в этих боях дивизия уничтожила около 9000 гитлеровских солдат и офицеров, 6 самолетов, 57 танков и бронемашин, 53 орудия, 61 миномет, 23 пулемета, 9 тракторов, до 200 автомашин,32 мотоцикла. Наши воины захватили три знамени разбитых фашистских частей»

Оставив Киевский укрепленный район, соедия и части Юго-Западного фронта начали отход. В упорных сражениях гитлеровцам удалось окружить 5, 21, 26 и 37 армии. Находясь во вражеском кольце, советские войска вели ожесточенные бои, пытаясь прорваться в районах Прилуки — Лубны — Ромны.

Вместе с частями 37-й армии отходили 4, 16 и 227-й полки НКВД и 20-й погранполк, подразделения 4-й дивизии. В боевых порядках 5-й армии сражались 18, 92 и 98 погранполки, 233-й конвойный полк. В составе 21-й армии действовали 17-й погранполк, а в 26-й — 94-й погранполк и 6-й мотострелковый полк. Войсковой тыл выходящих из окружения частей 38-й армии охранял 93-й погранполк. К этому времени все отошедшие с западной границы отряды Украинского погранокруга были переформированы в погранполки в войск НКВД.

Прикрывая отход частей 37-й армии, в тяжелом положении сказался 227-й полк майора Т. И. Вагина. Секретарь партийного бюро полка политрук Дерганов, находясь в окружении. записал в своем дневнике: «20 сентября. Вчера соединились на Бориспольском шоссе с остальными подразделениями полка. Продолжаем арьергардные бои с наседающими гитлеровцами. Продовольствия нет, остатки сухарей передали раненым. Снова атака пехоты и танков противника Бой ведет батальон капитана Гузий. Атака отбита, но батальон обескровлен. 300 человек убитых и раненых — вот наши потери.

23 сентября. 10.00. Наш 1-й батальон уничтожил ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом вражеский отряд. В наших руках фашистское знамя. Это произошло у села Старое.

2     октября. 15.00. В районе с. Ерковцы моторизован­ным частям противника удалось «разрезать» полк на две группы. Во главе одной из них стал майор Вагин, во гла­ве другой — комиссар полка батальонный комиссар Иванов.

19.00. Группа майора Вагина ведет неравный бой с гитлеровцами. Слышим крики: «Рус, сдавайся!» Старший по­литрук Антоненко и знаменосец старшина Абрамов ответили за всех: «Умрем, но не сдадимся!» Нас — горсточка. У всех — винтовки и всего один пулемет.

21.00. От полка осталось 50 человек. Многие ранены. Но, кроме лютой ненависти к врагу, нас ведет в бой вели­кая любовь к Родине. 20 человек подали заявления о приеме в ряды Коммунистической партии.

3     октября. Нас осталось 45. Командир полка сказал: «Мы сделали все, что смогли. И даже больше. У нас нет ни продовольствия, ни боеприпасов. Приказываю: разбиться на 5 групп и пробиваться через линию фронта».

23.00. Двинулись на восток. Нас мало. Но с нами идет боевая слава полка. Мы пробьемся к своим!»

И они пробились. Через несколько месяцев, пополнив ряды, полк продолжил свой боевой путь у стен Сталинграда.

Крайне тяжелое положение сложилось в селе Городище, куда 19 сентября прибыли Военный совет и штаб Юго-Западного фронта. Обстановка с каждым часом все более ос­ложнялась. Самолеты противника непрерывно бомбили село, где скопилось свыше трех тысяч бойцов и командиров, обо­зы, боевая техника. Вражеская пехота все туже стягивала кольцо вокруг населенного пункта.

«В одной из хат Кирпонос собрал руководящий состав, оказавшийся в Городище,— вспоминал маршал И. X. Баграмян.— Генерал Тупиков доложил обстановку. Враг обступа­ет со всех сторон. По южному берегу реки Удай, у устья которой мы находимся, немцы укрепляют оборону фронтом на север; восточный берег реки Многа занимают танковые и моторизованные части Гудериана; к северу и северо-за­паду от нас крупные населенные пункты тоже захвачены противником.

После этой неутешительной информации воцарилось мол­чание. Его прервал генерал Кирпонос:

— Ясно одно: нужно прорываться. Остается уточнить, в каком направлении.

Кольцо окружения решили прорвать у села Чернух, где имелись броды через реку. Решено было создать три боевые группы: головную, которая должна была расчищать дорогу колонне штаба фронта, и две на флангах. Головной группой должен был командовать генерал М. И. Потапов. Мне при­казали взять под свою команду роту НКВД с задачей при­крывать всю пашу колонну от противника с тыла…»

Однако события разворачивались не так, как планиро­валось. Большая группа мотопехоты противника, внезапно атаковав подразделения прикрытия, заняла гряду высот на восточной окраине села. Появилась угроза полного окруже­ния. Отряду, который возглавил И. X. Баграмян, была по­ставлена задача выбить противника с занятых позиций, за­хватить мост через реку. Вместе с отрядом И. X. Баграмяна в бой за городищенские высоты вступили пограничники под командованием начальника штаба войск охраны тыла фрон­та полковника В. Т. Рогатина. В октябре 1941 года в до­кладной записке в штаб фронта он сообщал: «19 сентября в 18.30, выбив гитлеровцев с городищенских высот, мы вос­становили положение. Тем самым ликвидировали возмож­ность ведения прицельного огня противником по селу…

На рассвете 20 сентября 1941 года, после 35-километро­вого ночного марша и боя на городищенских переправах, от­ряды сосредоточились на подступах юго-западнее окраины с. Сенча… Решили с ходу овладеть всей западной стороной Сенчи, а также захватить сенченскую переправу. Автомат­чики противника были оттеснены на восточную окраину Сенчи. Что же касается сенченской переправы, куда наступ­ление было организовано с трех сторон, то первая атака успеха не имела: противник на переправе встретил нас организованным пулеметно-минометным огнем… В резуль­тате разведки боем было установлено, что мост заминирован, а переправу обороняли до двух батальонов вражеской пехо­ты, два 75-мм орудия, пять средних танков и минометы.

Учитывая, что гитлеровцы в любую минуту могут взор­вать переправу, было решено отвести группу в район с. Луч­ки, что 3,5 км южнее Сенчи, с целью построить переправу из подручных средств и вывести личный состав из окру­жения…

Для обеспечения переправы в западном направлении было организовано наступление, которое увенчалось успе­хом. В ночь на 21 сентября 1941 года и на рассвете 22 сен­тября переправилось 5 тысяч бойцов и командиров…

В боях у с. Городище, Онча и Лучки разбито до ба­тальона вражеской пехоты, подбито четыре средних танка; взято и уничтожено два противотанковых орудия, два мино­мета, сожжены две грузовые машины…»

Выйдя из вражеского кольца в районе Гадяча, группы соединились с частями Красной Армии.

67 суток пробивалась из окружения группа из 27 бой­цов 4-й дивизии под командованием батальонного комисса­ра Е. С. Слуцкого. Верность присяге и войсковое товари­щество выручали отряд в трудные минуты испытаний. Бой­цы упорно двигались к линии фронта, уничтожая на пути мелкие группы противника. В конце ноября, пройдя по ты­лам врага свыше 700 километров, отряд вышел в расположе­ние советских войск.

В октябре — декабре 1941 года в сводках политуправле­ния войск НКВД СССР отмечалось: «…Вышли и выходят из окружения бойцы и командиры 4-й дивизии, обороняв­шей Киевский укрепленный район. Действуя в тылу врага, подразделения дивизии уничтожили до 3000 немцев, отбили 2 фашистских знамени, свыше 200 велосипедов и мотоциклов, 10 машин, десятки пулеметов и минометов.

На 5.10.41 г. вышло из окружения и вернулось в свои части 1513 человек. По погранполкам и отрядам на 5.10 еще остается в окружепии 4528 человек… С 12.11 по 1.12 из ок­ружения противника вышли 457 человек. Всего на 1.12 вы­шли из окружения 2897 бойцов, командиров и политработ­ников. Выход из окружения мелких групп и одиночек продолжается».

Далее в сводке от 30 октября 1941 года говорилось: «Выполняя приказ командования, бойцы, командиры и по­литработники частей вели упорную борьбу в тылу против­ника и нанесли ему значительный урон. В борьбе с превос­ходящими силами врага многие бойцы, командиры и полит­работники проявили героизм, мужество и отвагу…

Политаппарат, партийные и комсомольские организации частей и подразделений, находясь в окружении, проводили большую политмассовую работу по укреплению морального состояния, сплочению личного состава и мобилизации бой­цов и командиров на борьбу с врагом. Все жили одним стремлением: прорваться к своим…»

Тяжелые бои, окружение, гитлеровский оккупационный режим, подстерегавшая повсюду смерть не смогли сломить волю и стремление советских людей сражаться с ненавист­ным врагом. В этой обстановке главным для каждого бойца и командира было одно: выйти из вражеского кольца, влить­ся в ряды Красной Армии. Рассказывая о событиях, связан­ных с героической обороной Киева, бывший помощник на­чальника штаба 13-й дивизии войск НКВД,  подпол­ковник в отставке Петр Родионович Савченко писал:

«…Чего- либо героического, на мой взгляд, ни я, ни мои товарищи в тот период не совершили. Сражаясь с фашистами, мы пре­жде всего выполняли долг перед Родиной, народом. Запо­мнилось окружение осенью 1941 года в районе Пирятина. Приходилось очень трудно, если не сказать более, но могу со всей ответственностью заявить: не было среди нас ни одного труса, предателя или паникера. Верили все без ис­ключения: пробьемся. Хотелось как можно скорее стать в ряды регулярной армии и сражаться с врагом за нашу род­ную землю…»

В конце ноября 1941 года вышедшие с боями из окруже­ния подразделения 19, 92, 94, 98-го погранполков и 6, 16, 28-го полков оперативных войск НКВД сосредоточились в районе Воронежа. В соответствии с приказом командующего Юго-Западным фронтом из них была сформирована 8-я мото­стрелковая дивизия, командиром которой назначен полков­ник Ф. М. Мажирин. Помимо этих частей в состав дивизии вошли 10-й артиллерийский полк и заново сформированные отдельные батальоны: танковый, минометный, инженерный, связи, автотранспортный, зенитно-артиллерийский дивизион, а также отдельные роты — разведывательная и противотан­ковых ружей, тыловые службы и подразделения. В июле 1942 года 8-я дивизия была переименована в 63-ю стрелко­вую. Вошедшие в ее состав 6, 16 и 28-й полки получили новую нумерацию и стали соответственно 226, 291 и 346-м стрелковыми полками.

Дивизия прошла славный боевой путь. Ее полки громили врага на Дону в районе Серафимович и станции Клетская, на подступах к Сталинграду и на Курской дуге, на Украине, в Прибалтике, на территории Польши и закончили войну, участвуя в Берлинской операции. В ноябре 1942 года диви­зия была удостоена звания гвардейской и стала именовать­ся 52-й гвардейской стрелковой дивизией. На ее знамени высшая награда Родины — орден Ленина. Она удостоена также орденов Суворова и Кутузова, получила почетные наименования Берлинской и Рижской. Около 25 тысяч бой­цов награждены орденами и медалями, одиннадцать стали Героями Советского Союза.

 

 

Метки: ,

Комментариев пока нет.

Ваш отзыв

Вы должны войти , чтобы оставлять комментарии.