Партизаны. Мифы о партизанской войне

результат подрыва эшелона

Самый главный миф о партизанской войне — это, ставшее с недавних пор аксиомой, утверждение, что регулярная армия никогда не сможет победить партизан. Миф относительно молодой, основан на опыте США во Вьетнаме и СССР в Афганистане, подкреплен уже современными действиями войск США и их союзников в Ираке и в том же Афганистане. Хотя, если разобраться, посмотреть на события истории поглубже, то можно увидеть совсем другую картину.

Первой широко известной ( и главное хорошо описанной)  в новейшей истории партизанской войной была англо-бурская война 1900-1902 гг,  После того как англичане захватили столицу Оранжевой республики -Блумфонтейн и столицу Трансвааля — Преторию, буры перешли к, ставшим затем классическими, партизанским действиям. Поначалу британская армия действовала против партизан неудачно, но довольно быстро выработала тактику, которая тоже стала классикой, —  страну буров накрыли сетью укрепленных постов — блокгаузов, находящихся на близком расстоянии друг от друга и контролирующих основные пути сообщения. Стремясь лишить партизан поддержки со стороны местного населения, англичане сжигали фермы, проводили репрессии против лиц заподозренных в помощи партизанам. В итоге, огромная масса бурского населения оказалась согнанной  в концентрационные лагеря, где людей косили голод и болезни. Именно британцы стали создателями концентрационных лагерей, им же принадлежит авторство на сам термин «концентрационный лагерь». Этих действий оказалось достаточно для победы над бурами.

 

партизаны-буры

Партизанские войны велись и раньше и позже. Результат был неизменным — регулярная армия всегда оказывалась победителем. Так произошло на Кавказе, где горцы долго сопротивлялись войскам Российской империи, так было в Греции — турки подавили восстание, так было везде — в Африке, в Индии и т.д.  Перечислять победы армий различных государств над повстанцами и партизанами можно очень долго, проще будет озвучить удачи партизан. Таких примеров немного: война во Вьетнаме, Афганистан, Югославия во Второй Мировой, вот пожалуй и все из наиболее значимых. Я намерено пишу слово «удачи», а не «победы» т.к. самой победы в полном смысле этого слова не было. Во Вьетнаме войска США ушли и в Афганистане Советская Армия вышла из страны, в обоих случаях партизаны не разгромили регулярные армии. Успех партизанских действий был обусловлен внутренними причинами, сложившимися что в США, что в СССР. Но есть общее в этих войнах — за партизанами стояла военная мощь другого государства. За Вьетконгом стоял Северный Вьетнам, который снабжался оружием и военными советниками из Советского Союза и Китая, регулярная армия Северного Вьетнама даже воевала на стороне партизан.  За «душманами» стоял Пакистан и США… Партизан И.Б. Тито в Югославии, воевавших против немцев, снабжали оружием и Великобритания и США и СССР  Т.е. партизанские действия имеют шанс на успех только в случае поддержки со стороны другого государства или своего государства, если речь идет о партизанах, действующих на временно оккупированной противником территории страны, как было во время Великой Отечественной войны в СССР. Единственное исключение, лишь подтверждающее правило — победа Повстанческой армии Фиделя Кастро на Кубе в 1959 году. Фидель смог добиться этого без содействия других государств, еще и под боком у США…Ну, на то он и Фидель. Живая легенда.

Закончив с вводной частью перейдем к главной теме данной статьи — партизанскому движению во время Великой Отечественной войны.

Миф о стихийности партизанского движения .

Л.Н. Толстой в романе «Война и мир» дал такое описание народной, партизанской войне: «… дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».  Эта красивая фраза кочевала по школьным сочинениям и весьма серьезным статьям, в итоге прочно закрепилась как стереотип в массовом сознании.  «Дубина народной войны» — нечто стихийное и не управляемое, героический порыв… В плену этого мифа оказалось  и военно-политическое руководство Советского Союза.  Вышло  Постановление  от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск», в нем были изложены основные принципы действий по организации партизанского движения, но исполнение было возложено на партийные и советские органы. Цитата : «Между тем все еще не редки случаи, когда руководители партийных и советских организаций в районах, подвергшихся угрозе захвата немецкими фашистами, позорно бросают свои боевые посты, отходят в глубокий тыл, на  спокойные места, превращаются на деле в дезертиров и жалких трусов. При этом руководители республиканских и областных парторганизаций в ряде случаев не принимают мер к решительной борьбе с этими позорными фактами. ЦК ВКП(б) требует от всех партийных и советских организаций, и прежде всего от их руководителей, покончить с таким нетерпимым положением и предупреждает, что наша партия и правительство не остановятся перед самыми крутыми мерами в.отношении шкурников и дезертиров, и выражает уверенность в том, что партийные организации примут все меры к очистке парторганизаций от этих перерожденцев и к сплочению всех своих сил для разгрома врага на фронте и в тылу, для подготовки нашей победы над фашистскими бандами….ЦК ВКП(б) требует, чтобы руководители партийных организаций лично руководили всей этой борьбой в тылу немецких войск, чтобы они вдохновляли  на эту борьбу преданных Советской власти людей личным примером, смелостью и самоотверженностью, чтобы вся эта борьба получила размах непосредственной широкой и героической поддержки Красной Армии, сражающейся на фронте с германским фашизмом.»

выход на задание

Нельзя сказать, что от организации партизанского движения органы НКВД и командование Красной Армии остались в стороне, это совсем не так. Военные советы и штабы фронтов и армий, управления и отделы Наркомата внутренних дел на местах развернули большую работу по подготовке к партизанской борьбе. В результате уже к концу 1941 года на временно оккупированной территории СССР было подготовлено и оставлено свыше 800 подпольных горкомов, райкомов и районных партийных центров, около 300 горкомов и райкомов комсомола и около 3500 партизанских отрядов и групп. Но следует сказать, что руководство партизанским движением было возложено не на военных и НКВД, а на партийно-советские органы, которые не владели в должной мере  методами диверсионной борьбы, конспирации и слабо представляли  реальные задачи партизанской войны. Не имевшие зачастую  никакой военной подготовки, работники партийных и советских органов подходили к организации партизанского движения по выработанным стандартам мирного времени — заменяя количество качеством, создавая партизанские отряды на бумаге.

Красноречивая цитата, говорящая о качестве таких отрядов из дневника С.А. Ковпака «…База же, находившаяся в Монастырском лесу, была расхищена командиром будущего отряда Черняком. Бюро [Путивльского] райкома [партии] назначило командиром отряда в Монастырский лес Черняка из Новой Слободы, которому мной была передана база, находившаяся в Монастырском лесу.Черняк, вместо организации отряда, базу расхитил и куда-то исчез. Кроме вышеупомянутой базы, райком [партии] обязал коммунистов — пред[седателей] колхозов и председателей сельсоветов спрятать некоторое количество зерна и муки в селах, на месте, а самим влиться в отряды по месту жительства, т. е. [в] прилегающие села к Монастырскому лесу, в Монастырский лес, прилегающие [села] к Спадщине, в Спадщину и т. д. В Путивльском районе должны были сформироваться четыре отряда. Первый [в] Спадщанском лесу под моим командованием, второй в Монастырском лесу под командованием Черняка, третий под командованием Руднева Семена Васильевича и четвертый под командованием Расторгуева, пред[седателя] в Литвиновичах. На момент оккупации немцами района остались отряды Руднева и мой. [В] период подготовки ухода в подполье бюро райкома [партии] в составе первого секретаря Хроменко, второго [секретаря] Шубина и третьего [секретаря] Кваши не сумело возглавить [процесс формирования партизанских отрядов], благодаря чему в отряды вышло вместо двухсот пятидесяти человек 39 человек, а остальные частью пошли в ряды отходящей РККА, а часть просто воспользовались моментом и эвакуировались под руководством третьего секретаря [райкома партии] Кваши и зав[едующего] военным отделом Жариковым, которые после первой бомбежки г. Путивля позорно бежали..»

Партизанам Ковпака повезло, их командиром стал действительно мужественный и решительный человек — Сидор Артемьевич Ковпак, имевший опыт партизанской войны в 1918-192 годах и армейский опыт Первой Мировой, награжденный двумя Георгиевскими крестами лично Николаем II….

Первоначально господствовало мнение, что партизаны должны обеспечивать себя оружием и боеприпасами за счет трофеев, взятых у противника. Руководство ориентировало партизан на действия в ближнем тылу немцев, нападения на колонны и склады, на огневой бой с частями Вермахта..На партизанские действия переходили бойцы истребительных батальонов,  именно  из них формировались первые партизанские части. Так на Украине было сформировано два партизанских полка, действовавших в прифронтовой зоне в районе Киева. Эти полки в тылу противника вели бои как стрелковые части — нападали на тыловые колонны и отдельные машины.

Первой попыткой использовать партизан по заданию Ставки ВГК и оказать влияние на ход проводимых военным командованием противника боевых операций путем активных диверсионных действий стали действия 2-го партизанского полка под командованием капитана Щедрина. 31 августа полк получил по радио распоряжение о проведении диверсий на участках железных дорог Смела-Христианов, Смела-Ново-Украинка, Белая Церковь — Синява с целью задержать переброску живой силы и техники врага к Киеву. Для выполнения этой задачи из каждого батальона были выделены небольшие отряды подрывников и диверсионные группы, которые, действуя в заранее определенном районе, стали взрывать мосты, водокачки, водонапорные башни, депо, поворотные круги, стрелки, линии связи. Был взорван железнодорожный мост между станциями Городище-Смела, в результате чего потерпел крушение эшелон, груженный боеприпасами. На других участках были пущены под откос еще два эшелона, один из них с живой силой противника. Такие успешные действия партизан в насыщенной войсками противника прифронтовой зоне исключения из правил. Установка на действия в ближнем тылу противника, недооценка немецких войск привели к большим потерям среди партизан. А недооценка скорости продвижения немецких войск в глубь территории СССР и ставка на использование в качестве связи посыльных — к полной потери связи с партизанскими отрядами. Так на Украине в первый год войны средства связи с «Большой землей имели только 1,4% партизанских отрядов и даже к лету 1942 года устойчивая связь поддерживалась лишь с 23 отрядами, в остальных случаях приходилось использовать курьеров.  Под Олевском немцам удалось окружить ликвидировать 1-й партизанский полк под командованием Е.К.Чехова, павшего в неравном бою. Мало кто остался в живых из этого полка, да и те отошли вслед отступающему на восток фронту. Еще более трагична судьба командира 2-го партизанского полка Щедрина, казненного эсэсовцами в Черкассах. Погиб почти и весь полк, окруженный карателями в Иордынских болотах. В боях с наступающими частями погибли и многие отряды и группы.о За лето-зиму 1941 года оккупантом удалось практически полностью уничтожить оставленные для подпольной борьбы партийно-комсомольские группы, из них не уцелела ни одна, небольшая часть их смогла уйти к партизанам, часть просто распалась, большие потери понесли и партизанские отряды. В Белоруссии из 437   подготовленных до октября 1941, до отхода войск Красной Армии,  к июню 1942 года на связи осталось — 42, еще поддерживалась связь с 13 отрядами переброшенными через линию фронта позже или состоящими из «окруженцев». Всего же из  8 партизанских полков и 2800 отрядов и групп смогли закрепиться в тылу противника лишь около 270 отрядов.  Не все партизанские формирования были уничтожены, часть их перешла линию фронта, значительная часть просто самораспустилось. Создавая партизанские отряды, руководство часто не учитывало географические особенности местности базирования, к примеру, в Запорожской области было оставлено 28 отрядов, общей численностью 800 человек. Естественно, что в степной зоне,при отсутствии крупных лесных массивов и развитой сети дорог отряды долго существовать не могли. В итоге к концу 1941 года пришлось принимать меры по организации партизанского движения практически с нуля. Для противостояния гитлеровским спецслужбам и организации диверсионной борьбы в тылу врага еще 5 июля 1941 года была создана Особая группа при наркоме внутренних дел СССР во главе с  П.А. Судоблатовым, 3 сентября 1941 года Особая группа из-за возросшего объема задач была переформирована в самостоятельный 2-й Отдел НКВД СССР. Именно П.А. Судоплатов и руководимый им отдел сделали все возможное для возрождения партизанского движения на оккупированной территории,  главным инструментом стала Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), численностью 25000 хорошо подготовленных диверсантов-разведчиков.

К весне 1942 года были наконец-то четко сформулированы задачи, стоящие перед партизанами.  Основными стали диверсионные действия на коммуникациях противника, железных дорогах, разведка. Что и было отражено в ПРИКАЗЕ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР О задачах партизанского движения от 05.09.1942.  А 30 мая 1942 года был образован Центральный штаб партизанского движения при Ставке ВГК, действия партизанских отрядов во вражеском тылу стал координировать единый орган управления.  Партизанские отряды начали получать грузы с «Большой земли», доставляемые самолетами, в местах базирования были оборудованы партизанские аэродромы.

Одного патриотизма и желания драться с врагом  было недостаточно, для эффективной борьбы требовались подготовка и централизованное управление, координация действий и  взаимодействие с частями Красной Армии.

Миф о рейдовых отрядах и партизанских армиях.

Пожалуй, самым известным из советских партизан является С.А. Ковпак, если  задать простой вопрос: «Кого из партизан Вы знаете?». Думаю. что процентов 90, из опрошенных, вообще кроме Ковпака никого не сможет назвать. Не умоляя заслуг Сидора Артемьевича, все же следует сказать, что такая известность результат работы агитпропа. Образ Ковпака, человека из народа, сумевшего за короткий срок создать из отряда в десяток бойцов многотысячное партизанское соединение и ставшего генералом, как нельзя лучше подходил под пропагандистский штамп о народных мстителях. Соответствовал и внешний облик, стариковская бородка, внешнее сходство с  сельским счетоводом, проще говоря, Ковпак был символом народной войны. Согласитесь, что героем газетных публикаций и очерков во время войны врятли  мог стать сброшенный на парашюте  Г.М. Линьков, настоящую фамилию которого даже в его отряде никто не знал.

К середине 1942 года партизанское соединение Ковпака имело численность около 20000 человек. Всего за два года и два месяца партизанской войны соединение прошло около 10 тыс километров по тылам противника пустило под откос 62 ж.-д. эшелона, взорвало 256 мостов, уничтожило 96 складов, 500 автомашин, 20 танков и бронемашин были уничтожены несколько тысяч оккупантов и их пособников.

Для сравнения спецтряд «Неуловимые» под командованием Михаила Сидоровича Прудникова, командира батальона ОМCБОН, численностью 27 человек только за 2 месяца взорвал шесть мостов, пустил под откос 13 ж.д эшелонов с техникой и личным составов, уничтожил 1 базу горючего.

Другой спецотряд «Местные» под командованием полковника Градова (Ваупшасов), численность  700 человек , при отправке через линию фронта 5 марта 1942 года -32 человека, за двадцать восемь месяцев отряд подорвал 187 эшелонов с живой силой, техникой и боеприпасами. В боях и диверсиях уничтожено свыше 14 000 солдат и офицеров. Потери отряд— 60 убитых и 70 раненых. Подпольные группы спецотряда совершили 52 крупные диверсии, из них около 40 в Минске. Заминировали и сожгли 65 цистерн с горючим, 2 паровоза, 24 вагона с фашистами и боеприпасами, 2 самолета, уничтожили более 1000 оккупантов, вывели из города 150 семей мирных жителей освободили 110 военнопленных

Как видим, что результаты рейдового соединения С.А. Ковпака куда «скромнее», разница еще более заметна, если учесть, что по численности спецотряды в разы уступали   соединениям Ковпака, Сабурова и др.

Это потому, что задача у рейдовых отрядов была другая. Ее можно назвать «демонстрацией флага», рейдовые отряды проходили места, где партизанское движение еще не набрало силу, громя гарнизоны и захватывая населенные пункты ( а захватывали даже райцентры, на пр. Путивль), партизаны подрывали мощь оккупационной власти, показывали местному населению ее слабость, тем самым вовлекая новых людей в партизанскую борьбу с врагом. Рейдовые действия имели еще и некоторую долю агитационной и информационной борьбы, дело в том, что оккупанты изымали у населения все радиоприемники, которые в том время и так были редкостью, в условиях информационного вакуума немецкие власти поощряли распространение самых нелепых слухов о том, что Москва взята давно, бои идут в районе Урала и т.д. Трудно представить, но жители захваченной противником территории действительно не имели правдивой информации о положении дел на фронте. Поэтому,  распространению листовок, организации  радиотрансляций рейдовые отряды уделяли большое внимание. А раздача свежих номеров газеты «Правда» или «Известия» имела эффект «информационной бомбы», как WikiLeaks сейчас.

Действия диверсионных спецотрядов в корне отличались от действий рейдовых соединений. Главной ударной силой спецотрядов были «подрывные пятерки». Подрывная пятерка — это пять хорошо подготовленных подрывников, выходивших на железную дорогу с целью совершения крушения поезда. Пятерки объединялись в группы, такая группа отправлялась на недели и за десятки километров от базы отряда, группа была в состоянии нарушить движение поездов на большом участке железных дороги или парализовать работу крупного железнодорожного узла. Г.М. Линьков в своей книге «Война в тылу врага» приводит пример действий группы подрывников из 50 человек, высланной в район оз. Выгосновское, группа за первые двенадцать дней произвела крушение шестидесяти эшелонов противника с войсками и техникой.  Подрывные пятерки использовали для крушения эшелона около 3 кг тола, запас взрывчатки имели на 5-7 диверсий. Применение колесного замыкателя с замедлением в качестве детонатора ( колесо паровоза перерезало и замыкало два провода, а взрыв происходил через несколько секунд), позволяло диверсантам покинуть место крушения задолго до появления самого поезда. Для вывода из строя паровозов, поджога цистерн с горючим часто применялись противотанковые ружья, эшелон с горючем можно было расстрелять с растояния метров 500, не приближаясь к ж.д. насыпи и не выходя из леса. Для диверсий на объектах имелся целый арсенал спецсредств: магнитные мины, мины замаскированные под кусок угля, термитные шарики… После установки таких мин, взрыв происходил не на станции, а в пути следования поезда, что затрудняло немцам поиск диверсантов.

Спецотряды крайне редко вступали в огневой бой , только когда к этому вынуждал противник и не было возможности уклониться.  Естественно, что при такой тактике потери отрядов были относительно небольшие, а эффективность боевых действий высокая. Вот,  как об этом рассказывал Г.М. Линьков: «Мы всячески уклонялись от боевых стычек с живой силой противника даже и в том случае, когда враг мог нести в этих столкновениях во много крат большие потери. Ведь каждый наш удар по коммуникациям противника соответствовал удачному шквалу артиллерийских батарей на фронте или удачному налету эскадрилии бомбардировщиков.

Мы уничтожали живую силу врага и выводили из строя его боевую технику в самый выгодный для нас момент, когда эта живая и механическая сила еще только следовала к линии фронта и не принесла еще никакой пользы своим владельцам, когда она не только сама бессильна против партизанской мины, но отвлекает силы на охрану коммуникаций»

К каким последствиям приводили лобовые атаки на гарнизоны немцев и полиции Линньков тоже рассказывает:»В этом отношении весьма характерен такой пример.

Местечко Старобино, расположенное на р. Случ в сорока — пяти километрах южнее Слуцка, в течении всей Великой Отечественной войны занималось немецким гарнизоном численностью от двухсот до трехсот человек немцев и примерно столько же полицейских. Иногда этот гарнизон уменьшался наполовину.

В пятнадцати — двадцати километрах южнее этого местечка в течение более двух лет базировалось многотысячное Пинское партизанское войско, соединение, которым командовал Корж Василий Захарович — ныне генерал и Герой Советского Союза.

Так это многотысячное войско многократно наступало на это местечко, занятое двумя — тремястами немцев и ни разу его не занимало. Напротив, всякий раз разбегалось при контрударах, организованных немцами. Правда, это было одно из худших партизанских соединений на Белоруссии по дисциплине. Хотя и являлось одним из наиболее крупных соединений по своей численности.

Еще после войны можно было найти остатки канцелярии и обломки транспорта этого соединения, разбросанные при паническом бегстве «Пинского войска» от контрудара нанесенного немецким гарнизоном из м. Теле……, когда партизанское соединение попробовало наступать на это местечко. Большой заслугой этого генерала является то, что он собрал до тридцати тысяч советских граждан в лесу и не дал возможности оккупантам использовать их в своих интересах.

Осенью сорок третьего года и зимой сорок четвертого в Брестской области насчитывалось тридцать тысяч партизан, организованных в десятки бригад и отрядов. Центром этого партизанского войска был Ивацевический район….»

Тридцати тысячным «Пинским войском» командовал Герой Советского Союза Василий Захарович Корж, не смотря на нелестную характеристику, данную Линьковым, Пинское соединение имело на своем счету 468 пущенных под откос эшелонов с живой силой и техникой. Правда, если сравнить с действиями отрядов под руководством самого Линькова это сравнительно мало. Так, отрядами под командованием  Героя Советского Союза Антона Бринского, он же «дядя Петя» (зам. Линькова), совершено 5000 диверсий и пущено под откос 800 эшелонов при численности партизан 700-800 человек.

Любопытно, что и немцы оценивали партизанские отряды по степени их вовлеченности в диверсионную борьбу. «Многие же партизанские отряды и соединения воевали с полицией и мелкими группами карателей, расположенных поблизости от своего района базирования. Такие партизанские отряды немцы старались особенно и не тревожить. А некоторые партизанские » воеводы » воображали, что немцы к ним не идут потому, что они их боятся.

 

Партизанский парад, посвященный освобождению Минска от немецко-фашистских захватчиков 16 июля 1944 год

Характерно, что немцы оценивали различные партизанские соединения, ориентировочно исходя из тех действий, которые производились партизанами. И некоторые соединения, насчитывавшие десятки тысяч, по немецким данным числились отрядами в две — три сотни человек. А отряды, насчитывавшие в своих рядах сотни, но занимавшиеся подрывом вражеских коммуникаций — немцы определяли в несколько тысяч человек.».  Г.М. Линьков «Война в тылу врага»

Вывод, собственно, простой — партизанская война может быть успешной и эффективной  только при военной поддержке государства, в интересах фронта, при координации действий с вооруженными силами, которые и вносят решающий вклад в победу над врагом.

 

 

Метки:

16 комментариев to “Партизаны. Мифы о партизанской войне”

  1. отставник 10.02.2012 в 17:14 #

    Если партизанским движением не руководят военные из главного центра -неважно, как он называется — Генеральный штаб, Ставка…- оно обязательно будет разбито и разгромлено. Потому что в этом случае у партизан нет самого главного для победы в любом сражении — дисциплины и тылового снабжения. Дисциплины нет по определению -единоначалия, а снабжение от местного населения можно легко перекрыть полным уничтожением этого самого населения.

  2. Владимир, Киев 01.04.2012 в 20:46 #

    Я не отставник, хотя давно в запасе.
    Не сочтите за труд, внесите ясность ::: Вы действительно выдали в очень концентрированном виде большой конкретный статистический материал по этому вопросу. Но при этом совершенно не ясным становится, в чем разница между партизанским движением и активной деятельностью практически профессиональных диверсионных отрядов.
    При такой постановке возникает вопрос, а может ли широкая сеть диверсантов заменить массовое партизанское движение.
    Еще один вопрос — массовость партизанского движения именно в Белоруссии хоть в какой-то мере решала задачу защиты населения в оккупированных районах от истребительных действий оккупационных властей. Ясно, что диверсионные отряды решать эту задачу не могли и не должны были. Так, нужны или не нужны были именно партизанские отряды? Учитываете Вы в своей оценке эффективности этот аспект борьбы или не учитываете?

  3. Владимир, Киев 01.04.2012 в 20:59 #

    Теперь о Вашей чисто-теоретической части.
    Вы справедливо пишете, что часто используемым приемом антипартизанской борьбы является террор, запугивание и уничтожение. Так было очень часто в истории. Однако, думаю, что при таком подходе победа антипартизанской войны возможна лишь в случаях невысокого уровня боевого духа партизан или полное уничтожение населения. В певом случае пример — южноафриканские буры. Сами являясь малочисленными оккупантами на этой земле они начали воевать за свое «право собственности». Естественно, что столкнувшись с жесткими репрессиями и являясь порождениями той же культуры, что и английские колонизаторы они очень быстро пришли к выводу, что «своя шкура ближе к телу», «хорошо вписаться» можно и в английскую колониальную систему — «слухняне теля двох маток сосе».

  4. Владимир, Киев 01.04.2012 в 21:13 #

    Полное уничтожение же в «рыночных» системах случай редкий, когда целью захвата является захват ресурсов (пример — уничтожение индейцев в Северной Америке), а не эксплуатация населения с целью наживы (пример — Индия — «жемчужина британской короны»).
    Во втором случае, я думаю, военная победа даже для сильно превосходящего в военно-техническом плане оккупанта связана с риском высокого уровня собственных потерь, которые могут оказаться неприемлемыми для страны-оккупанта по ее внутриполитическим причинам. Поэтому, когда Вы говорите об обреченности партизанского движения без внешней поддержки, думаю Вы упускаете из виду то, что «умный оккупант» не ограничевается террористическими методами.
    Классика в этом плане поведение Римской и Британской империй, всегда использовавших для антипартизанской борьбы в дополнение к военно-терристическим методам меры политико-экономического и пропагандистского характера. И в их числе разделение, материальная заинтересованность части оккупированных, стравливание отдельных их групп, принудительное расселение

  5. Владимир, Киев 01.04.2012 в 21:33 #

    Вообще, мне не по нраву в чисто этическом плане Ваш тезис об обреченности партизанского движения без внешней поддержки. Хотя, используя Ваш подход, я могу дезавуировать единственное указанное Вами исключение — победу Кастро на Кубе.
    Я восхищаюсь Фиделем, но его победа — это просто просмотр штатовских планировщиков. Они до его победы и воцарения рассматривали его действия как очередную клановую разборку в среде «местного истеблишмента», не противоречащую их интересам — мало ли было «революций» в Латинской Америки и все «победившие рЭволюционЭры» прекрасно находили общий язык с американцами. А некоторые изначально были на содержании последних! А когда Кастро победил, его сразу же по военно-политическим причинам поддержал Союз и для американцев уже было поздно — речь зашла о ядерном противостоянии и Куба этого НЕ стоила.
    Так что этот пример вовсе не противоречит Вашей концепции, а полностью ей отвечает.
    НО…

  6. Владимир, Киев 01.04.2012 в 21:46 #

    В своих рассуждениях Вы, по-моему, упускаете два важных и нередких варианта:
    1) партизанская борьба эксплуатируемого населения с «собственными» эксплуататорами — в этой ситуации, наоборот, правящий режим часто способен удержаться только при внешней поддержке — Южный Вьетнам, шах Ирана, ряд Латиноамериканских диктатур, франкистская Испания, фашистская Португалия
    2) партизанская борьба большого народа, обладающего развитым национальным самосознанием в условиях, когда оккупирующая страна, даже обладая значительным военным и военно-техническим превосходством не обладает достаточным человеческим, популяционным ресурсом для долговременного подавления колонизуемых.

  7. Владимир, Киев 01.04.2012 в 22:04 #

    В рамках этой дискуссии первый вариант не представляет интереса, т.к. это проявление социальной борьбы. Но отбрасывать его Вы не в праве, поскольку борьба в большинстве случаев до момента всеобщего восстания ведется именно партизанскими методами.
    Очень интересен именно второй вариант, когда мобилизационный ресурс колонизатора не достаточен для долговременного подавления колонизуемых, проявляющих волю к независимости, даже если колонизатор обладает большим военным и военно-техническим преимуществом.
    Здесь ссылаюсь на следующее :
    1) колонизация Индии британцами проводилась по частям произошла в период, когда Индия не была единой страной с единым национальным самосознанием; наоборот после национальной консолидации индийцы избавились от зависимости.
    2) попытки колонизации Китая и Японии в 19-ом веке закончились полным крахом, причем в Китае сопротивление носило характер именно, партизанской войны.
    3) колонизация германцами Италии в 19-ом веке быстро разрушилась с ростом национального итальянцев и именно за счет партизанской войны; при этом французской поддержкой, думаю можно пренебречь, т.к. французы сами проявляли склонность к оккупации и итальянцы это осознавали.
    4) колонизация России со стороны немцев, поляков и шведов в средние века изначально была обречена на провал в связи с несопоставимостью мобилизационного ресурса и имела частичные успехи только в период раздробленности русского государства и, к стати, борьба часто велась в форме партизанской войны.
    5) то же относится к попытке колонизации Руси татаро-монголами.

  8. Владимир, Киев 01.04.2012 в 22:13 #

    Поэтому Ваш тезис об обреченности партизанской борьбы я считаю необоснованным. И даже, если признать, что это самый затратный (по людским потерям) способ отстоять независимость, то следует признать, что в ряде случаев это единственный способ.
    Более того, в эпоху империализма эти мои соображения были отнюдь не чужды и колониальным «хищникам» — во всех трех попытках колонизации России (1812, 1918, 1941) нападающий в той или иной форме привлекал людские ресурсы всей капиталистической Европы, а в двух последних еще и США, и Японию.
    Попытки колонизации Японии и Китая в 19-ом веке, вообще носили «коллегиальный» характер. Даже загнивавшая царская Россия пыталась принять участие в этих попытках.

  9. Владимир, Киев 01.04.2012 в 22:21 #

    Именно поэтому я считаю Ваш тезис об обреченности партизанской борьбы я считаю НЕ верным. Просто партизанщина — это одна из форм социальной и/или политической борьбы, а результат зависит от сочетания многих факторов.

    Кстати, эти рассуждения приводят к выводу о крайней уязвимости России в настоящий период. Ее моб-ресурс больше не доминирует над нашими «западными друзьями», а степень консолидации и солидарности, как по мне, ниже всякой критики.

  10. Владимир, Киев 01.04.2012 в 22:56 #

    И еще КСТАТИ.
    Мне кажется, что приведенные Вами в этой статье данные несколько дезавуируют Вашу точку зрения, изложенную в статье «Вклад РСФСР в Победу в Великой Отечественной войне» (http://fablewar.ru/2011/11/vklad/).
    Да, вклад РСФСР в победу Союза огромен и, пожалуй, решающ. Но не в связи с тем, что большую часть времени борьба велась «за счет РСФСР», а именно в связи с ее огромностью. Да, моб-ресурс Белоруссии не был длительное время прямо задействован в действиях Красной армии, но все время войны этот ресурс был прямо задействован в борьбе с врагом в другой форме. (Я киевлянин, не белорус, в Белоруссии был один раз в жизни, у меня нет личной «заинтересованности»). А относительный уровень потерь у белорусов, думаю, был выше, чем у русских, что ни в коей мере не компрометирует последних и не умаляет их вклад.
    Именно поэтому я считаю порочной постановку вопроса о «способности РФ самостоятельно выиграть войну с Германией». Да и население Союза в тот период, уверен, рассматривало войну не как войны отдельных союзных республик, а как общую тяжелую борьбу. Они осознавали себя единым народом. Народом, у которого есть общие воины-герои, есть общие труженики тыла и есть общие предатели.
    Если Вы прошерстите данные по Героям Советского Союза, то Вы увидите, что для народов с численностью более миллиона человек (статистически представительные случаи) процентный состав Героев примерно соответствует доле народа в союзном населении.
    Вот это и есть то самое социалистическое братство, которые теперь подвергается осмеянию, опровержению и остракизму.
    Но, слава богу (иронизирую), теперь все исправлено. Теперь мы все «один на всех и все на одного».
    Теперь у нас, у всех, есть свои оккупанты и колонизаторы. У грузин, прибалтов и украинцев — русские, у русских — евреи. У русских, кроме того, появились нахлебники — все остальные, кроме паразитов евреев.
    У нас теперь (на радость всем) взрываются памятники воинам Великой Отечественной (и не только в Грузии) и строятся музеи оккупации (не гитлеровской, а русской!)
    Настало, наконец, светлое капиталистическое завтра.
    Ура, товарищи!
    Простите, что отклонился от темы.

    • admin 03.04.2012 в 19:36 #

      Прошу понять меня правильно, я считаю, что партизанское движение без координации из «центра», если не обречено, то бесполезно, по большому счету… партизанское движение должно действовать в интересах «фронта», ибо там реально куется победа. Без этого регулярные войска оккупантов всегда одержат победу над партизанами, это лишь вопрос времени. А по поводу вклада в победу… я написал простую вещь: два самых тяжелых, с максимальными потерями года ВОВ, СССР использовал почти исключительно людской потенциал РСФСР, однако это совсем не означает, что другие республики (пожалуй кроме Прибалтики) не внесли своего вклада в общую победу.

  11. antinoi 01.05.2012 в 18:59 #

    Изначально неправильная постановка вопроса — кто сильнее партизаны или регулярная армия?Смотря в каких условиях и какие цели стоят перед ними.Речь всегда шла о том что на сегодняшний день не существует эффективных и действенных методов борьбы с хорошо организованной и грамотно применяемой партизанской тактикой ведения войны.Если бы таковые существовали то не существовал бы спецназ.Напротив опыт последних широкомасштабных войн и локальных конфликтов доказывает высокую эффективность действий хорошо подготовленных и организованных диверсионных групп и отрядов спецназа.А путать стихийное участие в войне гражданского населения и партизанскую войну вообще безграмотно.

  12. antinoi 03.05.2012 в 20:20 #

    Наверное сейчас это очень модно развенчивать мифы,но в этой статье автор развенчивает мифы,которые сам же и создает.Во-первых, армия США во Вьетнаме воевала не с партизанами, а с регулярной армией Вьетнама и ушла оттуда вовсе не из-за пацифистов у себя на родине, а после серии сокрушительных поражений.Партизанская война была лишь частью боевых действий которые вела армия Вьетнама.В Афганистане вообще не было линии фронта,Советская армия контролировала лишь крупные города и то лишь условно и кто у кого был в тылу,кого в той войне можно назвать партизанами надо еще разобраться.Лример с южно-африканскими бурами вообще неуместен ибо колонизаторы сами они не могли быть ни повстанцами ни местным населением,они были хорошими охотниками и никудышними партизанами.Во-вторых,никто никогда не ставил перед партизанами задачу разгромить армию противника.Кутузов не мог приказать Д.Давыдову разгромить армию Наполеона и взять Париж.Во всех войнах у партизан были совсем другие задачи и потому говорить что у партизан не было побед глупо.По поводу остальных мифов которые пытается развенчать автор, ничего нельзя сказать определенного ибо похоже что сам автор не знает о чем идет речь.Наконец окончательный вывод автора о том что партизанские действия могут быть успешными только при хорошем снабжении и поддержке, сильно смахивает на открытие типа «лошади кушают овес».Чтобы сделать такое умозаключение вовсе не было нужды браться за подобные сочинения.

    • admin 03.05.2012 в 21:42 #

      Должен ответить… Первое, армия США в Южном Вьетнаме поддерживала марионеточный режим и вела боевые действия против Вьетконга. За ним, разумеется, стоял Северный Вьетнам. В декабре 1963 г. состоялся в Ханое IX-й пленум партии Лаодонг (ПТВ). В резолюции пленума было заявлено об увеличении помощи южновьетнамскому народу в борьбе с антинародным режимом. Вьетконгу предписывалось при активной помощи ДРВ, но без участия Армии Северного Вьетнама, развернуть полномасштабное наступление на Юге. Официально США и Северный Вьетнам не воевали, бомбардировки тер. ДРВ велись авиацией США в качестве «наказания» за поддержку Вьетконга.
      Позвольте спросить, а какие такие «серии сокрушительных поражений» армии США Вы имеете ввиду? Я, например, не знаю о «сокрушительных поражениях» Далее… буры — колонизаторы,а не местное население? И это после 300 лет их проживания в Южной Африке, на момент войны с Англией? Забавно… американцы, во время войны за независимость проживали в своих Штатах значительно меньше и местным населением считались…
      Дальше…».Наконец окончательный вывод автора о том что партизанские действия могут быть успешными только при хорошем снабжении и поддержке, сильно смахивает на открытие типа «лошади кушают овес»»
      Это, типа, я сам придумал? «Во-первых, партизанские отряды должны, и имеют к этому все возможности, обеспечить себя за счет противника. Партизаны, если у них нет в достаточном количестве оружия, боеприпасов и другого снаряжения, должны добыть все это в бою… Нельзя приучать отряды требовать и полагаться на снабжение только из центра и поощрять этим беззаботность в отрядах.»- сказано 18 августа 1942 года Пантелеймоном Кондратьевичем Пономаренко. Надеюсь не надо говорить кто это?
      Так, что не я придумывал мифы…Отвечу Вашими словами: «Чтобы сделать такое умозаключение вовсе не было нужды браться за подобные» комментарии

  13. antinoi 08.05.2012 в 00:23 #

    Забавно.Оказывается никакой войны между Северным Вьетнамом и США никогда не было.Согласен что насчет сокрушительных поражений я немного погорячился,тем не менее хочу напомнить Вам про Тетское наступление Северного Вьетнама после которого в США собственно и начались антивоенные движения вызванные большими потерями американской армии,а также наступление в апреле 1972 под Куангчи,Контумом и Анлоком после которых американцам и поддерживать стало особенно некого и пришлось начать мирные переговоры после которых американские войска начали покидать Индокитай.Все это в нашем случае не имеет отношения к теме и речь у нас идет о другом.О том что нельзя представлять партизанскую войну как противостояние регулярной армии и кое-как вооруженых гражданских людей на оккупированной территории.Спорить о том кто сильнее партизаны или регулярная армия глупо,хотя бы уже потому что партизанскую войну ведет и регулярная армия тоже.Д.Давыдов был как известно подполковником гусарского полка,а И.С.Дорохов — генерал-лейтенантом.Во всех современных регулярных армиях мира существуют войска которые специализируются именно на партизанских методах войны(ВДВ,спецназ,диверсионные группы)Что касается тезиса о том что партизаны все должны добывать в бою,то при всем уважении к генерал-лейтенанту Пономаренко П.К. надо сказать что теоретиком и практиком партизанской войны он был таким же наверное как и Вы.Если бы так было как он говорит то сомнительно чтобы партизаны в Отечественной Войне сыграли бы хоть какую-то существенную роль. Да и что можно взять с бывшего инженера,инструктора ВКП(б),который на фронте был всего лишь членом Военного Совета , известен в основном как партийный деятель.Быть начальником Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования и воевать за линией фронта это две очень большие разницы.Единственное что наверное он хорошо умел так это придумывать различные мифы о партизанской войне,которые Вы успешно развенчиваете.

  14. Виктор Плотников 15.06.2012 в 22:22 #

    Я думаю, что всем этим рассуждениям о партизанской войне, как формы ВООРУЖЁННОЙ борьбы, грош цена в базарный день, если не видеть и не понимать, что ЭТА форма борьбы существовала, существует и будет существовать всегда, пока существует КЛАССОВОЕ общество и КЛАССОВАЯ борьба. Различие же этой формы вооружённой борьбы в настоящее время состоит лишь в ЦЕЛЯХ этой борьбы, то есть является ли эта война национально-освободительной или социально-классовой, либо является сочетанием обеих этих целей. Прежде, чем рассматривать конкретно-исторические проявления этой формы борьбы, необходимо выяснить ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ этой формы, которое только и может позволить сделать надлежащие выводы. Недостаточно видеть только деревья, надо уметь за этими деревьями видеть лес. А это под силу только марксистско-ленинской диалектике, в противоположность метафизике…

Ваш отзыв

Вы должны войти , чтобы оставлять комментарии.