Наказание предателя

Смерть предателям!

Что ждало предателя во время Великой Отечественной? Думаете расстрел?  Не торопитесь… Навязанный «совестливыми» киношниками  образ злобного особиста из СМЕРШа ,  «шьющего» дела  лишь несчастным окруженцам — черный миф. В качестве примера: некто Ф.В.Комаров, 1919 года рождения, приговорен по статье  58-1«б» УК РСФСР к 15 годам каторжных работ. Обращаю внимание: статья 58,  в каком-нибудь «Мемориале»  еще и «жертвой репрессий» числится. Хотя следовало бы расстрелять, но власть  поступила чрезвычайно и необоснованно  гуманно, поскольку этот человек виновник уничтожения Гатчинской подпольной группы.

Из протокола допроса Ф.В. Комарова, сентябрь 1945

«Во время пребывания в лагере военнопленных в г. Красногвардейске я летом 1942 года был завербован руководителем Гатчинского подпольного комитета партизанского движения Разумихиным Николаем для работы связным в подпольном комитете, который в Красногвардейске (Гатчина), при отходе частей Красной Армии в 1941 году, был оставлен для подпольной работы и руководства партизанским движением. Комитет состоял из 15 человек во главе с тройкой: Разумихин Николай, Костенко Ефим и Колесников Виктор.   В Красногвардейске по ул.Хохлова был организован лагерь для гражданских лиц. В этот лагерь я попал после того, как совершил побег из лагеря военнопленных и при задержании объявился гражданским.   Из гражданского лагеря подпольный комитет вербовал людей к себе для подпольной работы против немцев. Завербованных переправляли в лес, где у озера Черного создавался партизанский отряд.   По заданию подпольного комитета я завербованных лиц из гражданского лагеря отводил в лес и там передавал двум лейтенантам, те их уже сопровождали к Черному озеру.   Комитет не имел связи с командованием Красной Армии. Для установления такой связи комитетом были направлены с целью перехода линии фронта я — Комаров, Ратников и другие, в том числе с нами был и Петров Владимир, скрывавшийся в гор.Красногвардейске после побега из РОА. Линию фронта мы не перешли и возвратились обратно.   В Красногвардейске я снова стал работать поваром в лагере и по заданию комитета сопровождал людей в лес. Петров и другие оставались в лесу. В ноябре 1943 года я также ушел в лес, так как меня стали подозревать в связи с партизанами.   Примерно 20 ноября 1943 года из леса я прибыл в Красногвардейск с тем, чтобы получить указание от комитета о своей дальнейшей деятельности. Однако комитета в городе уже не было, так как он ушел в лес и там продолжал свою работу.   Вечером я решил выйти из города и снова направился в лес. По выходе из города я был задержан участниками контрразведывательной группы Крюкова-Соколова Курочкиным, Услановым и Чернышевым, которые меня доставили к Соколову. Обер-лейтенант Соколов допросил меня о том, когда я вступил в подпольный комитет, кем был в нем и что делал, а также спрашивал и другие вопросы в связи с этим. На его вопросы я сообщил, что в подпольный комитет я был завербован руководителем комитета Разумихиным и выполнял функции связника — выводил людей в лес. Также я назвал Крюкову-Соколову весь состав подпольного комитета и сказал, что комитет из города ушел в лес.   На предложение Крюкова-Соколова поступить к нему в контрразведывательную группу, я ответил согласием, но Крюков-Соколов сказал, что не может сам оформить мое поступление в группу, и что это делают сами немцы.   На следующий день Соколов доставил меня в пос.Сиверское в «ГФП», где меня допрашивал сотрудник отдела «1Ц» 18-й немецкой армии зондерфюрер Майзнер, которому я рассказал то же, что накануне Крюкову-Соколову.   После этого Майзнер в присутствии Крюкова-Соколова, он же по кличке «Борода», предложил мне вступить на службу агентом для выявления советских патриотов. Я дал согласие. Майзнер в моем присутствии приказал Крюкову-Соколову, чтобы он доставил меня в свою группу и использовал в работе в качестве агента-опознавателя.   От Майзнера Крюков-Соколов в тот же день доставил меня к себе в группу в г.Красногвардейск и с тех пор, то есть, примерно с 25 ноября 1943 года я стал служить в контрразведывательной группе. На третий день нахождения в контрразведывательной группе я был вызван в кабинет Крюкова-Соколова вместе с состоявшими там на службе Чернышовым Николаем и Борисенок Василием.   Крюков-Соколов сказал нам, что старшим среди нас будет Борисенок и перед нашей группой ставится задача ходить по городу, посещать рынок и опознавать участников подпольного комитета, которых задерживать. Опознавать должен был я.   Мне по этому поводу Крюков-Соколов дал следующий инструктаж: следуя по улицам города, посещая рынок и другие места, где собирается народ, я должен среди жителей опознать известных мне членов подпольного комитета и лиц, связанных ним. После опознавания я был обязан сказать об этом Чернышову и Борисенок, а последние должны были принять меры к задержанию опознанных мною лиц.   Для этой цели мы были одеты в изорванную одежду, Борисенок и Чернышов вооружены пистолетами. С 28 ноября 1943 года и до дня эвакуации из Красногвардейска мы своей группой ходили по городу и опознавали участников подпольного комитета и партизан, известных мне.   За это время мною были опознаны и задержаны участники подпольного комитета, укрывавшиеся в городе, Петров Владимир, Мартынов и один по имени Юрий. Все они были задержаны и сданы Крюкову-Соколову.   На основании моих данных и данных арестованного лесничего о том, что подпольный комитет партизанского движения из города Красногвардейск ушел в лес и там продолжает свою работу в подполье, была создана группа из агентов Петрова Владимира и Черникова Павла, и эта группа направилась в лес. Там они нашли местонахождение комитета, все сведения о комитете передали Крюкову-Соколову, после чего была организована операция по аресту участников комитета. В этой операции принимал участие и я, будучи вооружен револьвером системы «наган».   Во время операции были арестованы все члены подпольного комитета с их семьями. В частности, было арестовано 7 мужчин, 7 женщин и 7 подростков, среди которых были и малого возраста дети. Всего нами были арестованы 21 человек, то есть, весь состав комитета с семьями. В числе арестованных членов Гатчинского подпольного комитета были Разумихин Николай, Костенко Ефим Ефимович и Колесников Виктор.   Мужчины после ареста были сданы под стражу в «ГФП» в пос.Сиверское и судьбу их я не знаю. Не знаю также, куда были помещены остальные арестованные».

Еще Комаров сообщил, что он летом 1944 года перешел в 675-й русский охранный (карательный) батальон, которым командовал известный своими зверствами Феофанов, участвовал в карательных операциях против партизан, а затем служил в РОА. Тем не менее советский суд, который почему-то считают негуманным, счел возможным сохранить ему жизнь. Ну, вот почему не расстреляли? В какой еще стране ему бы сохранили жизнь?

7 комментариев to “Наказание предателя”

  1. Александр 15.03.2013 в 11:47 #

    Что-то тут нечисто… Если описанные факты имеют подтверждение из других источников, а соответственно вина этого ублюдка доказана, то «гуманность» и вправду непонятна…
    Однако, понимая какими методами велось дознание в СМЕРШе того времени, не исключено, что в Суде (ну в качестве исключения) попался вдруг честный судья, который не смог осудить (чисто профессионально) человека на смерть за недоказанное преступление. Возможно в суд кроме этого протокола больше ничего не смогли предоставить. Тогда этот протокол — скорее свидетельство головотяпства и халатности, чем преступления и гуманности наказания.
    Вообще, некорректно рассматривать отдельно взятый документ и приговор Суда (очевидно не только по нему…) в деле 70-летней давности. Очень смахивает на тенденциозность и коньюктурность основанную на софизме.

  2. OmarSS 16.03.2013 в 05:07 #

    Можно еще добавить, что в 1946 году основной массе рядового состава «Власовцев» (кто служил в РОА) мерой наказания определили 6 лет спецпоселения. Согласно законодательству того времени, это была мера административного наказания, т.е. уголовной ответственности они избежали.

  3. Владимир 17.05.2013 в 23:19 #

    Александру.
    ——————
    Насобирал я кое-какую статистику по высшей мере в СССР. Не претендую на абсолютную точность, но на правду похоже. Так вот, за 10 (десять) лет с 1941 по 1950 число таких приговоров составило (по этим моим данным) 46 633, что к численности прошедших через армию в 18 млн.чел. составляет 1/4 процента. Если же к общему числу потерь населения (около 28 млн), то 1/6 процента — 1 из каждых 600.

    Если же ограничится 1945 — 1950 годами, то число таких приговоров равно 4 484, те.
    ———————————
    по 897 приговоров в год.
    ———————————
    Чтобы понять это надо вспомнить, что с 1947 по 1952 год смертная казнь в СССР была отменена.
    Для справки в 1996-ом мирном году в США было вынесено
    ———————————-
    315 смертных приговоров.
    ———————————-
    Правда население США в этот период было раза в полтора больше, чем в СССР в указанные годы. Но, ведь 1996-ой для США — это не послевоенные годы для СССР, когда, собственно и была отловлена основная масса предателей (колаборантов, по демократическому).
    ======================
    Так что не надо так смело про методы дознания у Смерша, так будто то ли сам под Смерш попал, то ли сам в Смерше служил.
    Полагаю, что софизмы тут ни причем. Просто постперестроечное кино и «труды» «отважных» диссидентов — это не аргумент.
    Этим «отважным» (кстати, все в живых остались) было обидно. И это можно понять. Они-то себя светочами считали. Они, «отважные», все-таки, как никак интеллигенты, т.е. владеют литературным даром (впрочем и это еще вопрос). Вот и вымещали в своих «произведениях» свою злобу на всей стране.

  4. Владимир 19.05.2013 в 00:28 #

    Еще пара примеров из истории «цивилизованных». На этот раз из французов:
    ——
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Враг_народа :::
    Революционный трибунал якобинцев ежедневно выносил по 50 смертных приговоров.
    ——
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Великая_французская_революция :::
    Революция привела к огромным жертвам. По оценкам, с 1789 по 1815 гг. только от революционного террора во Франции погибло до 2 млн гражданских лиц, и ещё в войнах погибло до 2 млн солдат и офицеров[20]. Таким образом, только в революционных битвах и войнах погибло 7,5 % населения Франции (в 1790 г. население составляло 27 282 000), не считая умерших за эти годы от голода и эпидемий. К концу эпохи Наполеона во Франции почти не осталось взрослых мужчин, способных воевать.

    От меня :::
    В пересчете на масштабы сталинского СССР 2 млн. жертв рев-террора составят 12 млн. человек.
    ——
    В 1871 году либеральное правительство А.Тьера в течение мая и июня (менее чем за 2 месяца) уничтожило в одном только Париже и пригородах 20000-35000 человек, среди них женщин и детей 9-14, даже 7 лет; в том числе используя массовые расстрелы из митральез. Точное число погибших не могли назвать даже командующие убийствами Мак-магон, Галифе и Аппер.
    Кстати, вот эти события предшествовали «сталинскому террору» всего на 60 лет (1871 год). Это вовсе не глубокая древность! Это, так сказать канун расцвета демократии.
    Если предположить, что население Парижа составляло в этот период около 2 млн., то в пересчете на сталинский СССР (160-200 млн.) получим 1,6-3,5 млн., что минимум вдвое превышает число приговоренных к смертной казни в период сталинского правления (1921-1953).
    ——
    А какие там методы применялись! О! Вплоть до утопления.

    Так что насчет «методов Смерша» — давайте помолчим. Получается, что ни Смерш, ни ГПУ, ни ОГПУ, ни НКВД с НКГБ, ни МГБ с КГБ вовсе не «рекордисты»!

  5. Дмитрий 26.09.2013 в 01:03 #

    Товарищи!
    Пролетарское правосудие отличается в корне от буржуазного. Коммунисты считают, что устранять преступления необходимо устранением условий, их породивших. То есть убийство предателя необходимо только в том случае, когда оно устраняет возможность совершения нового предательства…
    А преступника перековать можно. Макаренко пачками перековывал организаторов банд, созданных для грабежа, убийств… потом эти организаторы и оборону Родины крепили, и на войне воевали, и после страну восстанавливали.

  6. Макар Нагульнов 01.10.2013 в 19:44 #

    Когда-то, очень давно, в 80-е, мне довелось читать в журнале «Человек и закон» интересный материал на эту тему… Те, кому доводилось ездить из Москвы в Питер по автодороге может вспомнят деревню Зуево, на границе Новгородской и Ленинградской областей. Прежнее её название — Коломовка, а новое название дано в честь Ивана Васильевича Зуева — члена военного совета 2-й ударной армии, погибшего в этих местах. После разгрома армии в котле под Мясным бором и многодневных скитаний по лесу, в начапе июля 1942-го года, дивизионный комиссар Зуев, в форме, вышел к полотну железной дороги Москва — Ленинград на перегоне Бабино — Торфяное. Там работала бригада путейцев, наших сограждан, привлечённых немцами к ремонту пути. Комиссар Зуев подошёл к рабочим и попросил что-нибудь поесть. Один из рабочих убежал, якобы за хлебом, и через некоторое время привёл немцев. Завязалась перестрелка; Зуев отстреливался из пистолета, а последний патрон оставил для себя. Был похоронен там же, у полотна железной дороги. Немцы отблагодарили предателя наручными часами, снятыми с погибшего комиссара. После войны его судили, видимо как раз в то время, когда была отменена смертная казнь. Получил, если не ошибаюсь — 10 лет, благополучно отбыл, и в 50-е «с чистой совестью» вышел на свободу… Такие вот «кровавые» времена были!

  7. гость2859 28.06.2014 в 06:09 #

    после экспресс допроса ,контрразведка свидетелей не оставляет.Зачем лишние разговоры и пересуды!?

Ваш отзыв

Вы должны войти , чтобы оставлять комментарии.