Живучая фальшивка

Данная статья является продолжением статьи «Как «похоронили» две кавалерийские дивизии«.  За время, прошедшее с момента написания предыдущей статьи, на просторах интернета удалось найти сканы подлинных  документов Великой Отечественной войны. Здесь отдельное спасибо таким сайтам: http://smolbattle.ru/ и http://www.podvignaroda.mil.ru/.

Вкратце предыстория такова.  Имеем на входе. Известный разоблачитель «кровавых тиранов» Борис Соколов «О мифах старых и новых». 18.08.2010г пишет: «…При этом не единожды кавалеристов бросали на врага, который успел занять оборону и имел достаточное количество огневых средств. В результате конница подвергалась настоящему избиению. Здесь можно вспомнить трагические последствия использования двух кавалерийских дивизий 16-й армии под Москвой в ноябре 1941 года.»

Дальше-больше и с подробностями: «Контратаки Рокоссовского…. В тот же день, в атаку на окопавшуюся немецкую пехоту и танки были брошены 17 и 44-я кавалерийские дивизии, прибывшие из Средней Азии. Описание этого боя сохранилось в журнале боевых действий 4-й танковой группы Гепнера: «…Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле,… Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками, пригнувшись к шеям лошадей. Первые снаряды разорвались в гуще атакующих. Вскоре страшное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади.». Газета «Сорок один» №40 от 28.10.11 (http://www.id41.ru/printing/8406/)

А вот здесь кто-то заботливо указал место гибели двух дивизий  http://wikimapia.org/20308702/ru/Место-гибели-44-й-и-17-й-кавалерийской-дивизии

А вот и текст самого»донесения». Написано очень поэтично, кому интересно — почитайте, не пожалеете! Эту галиматью намерено скрыл под спойлером. Источник всего этого:   сборник Русский Архив: Великая Отечественная Т. 15(4-1), Москва, изд. «ТЕРРА», 1997, с.50-52

Читать донесение

16 ноября 5-й корпус генерала пехоты Руофа (2-я танковая дивизия, 35-я и 106-я пехотные дивизии), на левом фланге 4-й танковой группы, первым из состава группы переходит в наступление из района Волоколамск в направлении на Клин. 23-я пехотная дивизия следует за ним в качестве резерва. Задача корпуса — овладеть городом Клин и затем, повернув на юго-восток, отрезать Москву с севера. Противник всеми средствами пытается не допустить охвата своей столицы. Разгораются ожесточенные бои. К каким средствам в этой борьбе прибегают русские яснее всего можно увидеть на примере одного боевого донесения, в котором дается описание атаки 44-й кавалерийской дивизии противника, имевшей место 17 ноября в районе Мусино. Эта азиатская кавалерия была спешно переброшена противником на наиболее угрожаемый северный фланг Московской обороны.
«В 9.00 утренний туман рассеивается и, наконец, можно видеть вокруг холодный зимний ландшафт. Мы находимся на вершине холмистой гряды, несколько восточнее Мусино, у наблюдательного пункта одной батареи. В 3-х километрах от нас начинается лес, исчезающий за горизонтом. Между нами и лесом простираются неширокие поля с небольшим кустарником. Сквозь тонкий снежный покров проглядывают борозды и жнивьё. Солнце поднимается всё выше. Один из наших полков имеет задачу наступать в северном направлении. Он занимает исходный рубеж в деревне за нами. 10.00 утра.
Внезапно в направлении намеченного наступления полка показывается 60-70 конных, которые после нескольких выстрелов нашей артиллерии скрываются в глубине леса. Но наше командование рассчитывает на наличие у противника кавалерии, поэтому появлению конных не придается особого значения. Справа от нас виднеются деревянные крытые соломой избы деревни Парфиниково. Дома вытянулись подковой в сторону леса. Эта деревня ещё вчера была ареной ожесточенных боев, и сегодня он по-прежнему остается заманчивой целью для советских войск.
Вдруг перед этими избами, занятыми солдатами одного из батальонов нашего полка, появляются четыре танка. Сейчас они двигаются не ощупью и осторожно, как обычно, а несутся по замерзшему полю напрямик к намеченной цели. Тольео один раз они делают небольшую остановку и затем несутся дальше. Почему молчат хорошо замаскированные на окраине деревни гаубицы и противотанковые орудия, спрашиваем мы себя. Правда, за танками нет сопровождающией пехоты, но опасность прорыва, кажется, все более вероятной. Но за пушками и орудиями стоят испытанные в боях солдаты, которые ещё вчера на коротких дистанциях уничтожили не один танк; и вот разрываются первые снаряды. Вспыхнув, головной танк проходит ещё 100 метров и затем взрывается. В течение 10 минут такая же участь постигает и остальных трех. Танки противника медленно догорают.
Все наше внимание ещё приковано к этому быстро развернувшемуся бою, как вдруг короткая команда стоящего впереди командира дивизии заставляет нас перевести свой взгляд с юга на восток. Его острый взгляд различил в глубине леса скачущую по узкой просеке кавалерию. Кажется, это крупные силы, которые то исчезают за деревьями, то вновь появляются на небольших полянах, и, наконец, продвигаясь на юг, исчезают в чаще. По телефону короткие ясные приказы передаются на батарею. Неожиданно в 3000 метрах от нас на опушке леса появляются конные. Сначала их немного, потом 50, 100, 300 и, наконец, справа и слева из гущи леса на запад несутся все новые массы конницы. Нам все ещё не верится, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном, как кажется, только для парадов. Правда, при случае говорили об этой возможности, говорили также о небольших конных атаках в оборонительных боях под Смоленском, но атака силами более чем одного эскадрона против нашего совершенного оружия и на местности, над которой полностью господствуем мы, кажется безрассудным предприятием.
И тем не менее противник пускает в ход этот свой последний козырь. Появляющиеся в беспорядке из леса массы конницы незаметно и быстро принимают боевой порядок. Теперь это уже три шеренги, эшелонирующиеся друг за другом, которые скачут в южном направлении, удаляясь от леса.
Это непередаваемо прекрасное зрелище, когда в ясном солнечном зимнем ландшафте, седло к седлу, низко нагнувшись к шеям лошадей, с блестящими саблями наголо кавалерийский полк несется в атаку. Кажется, что вернулись времена монгольского нашествия, и неудержимый поток маленьких черных косматых лошадей с вросшими в них азиатами стремительно врывается в страны запада.
Но вот очарование рассеивается. Офицер-наблюдатель кричит в телефонную трубку данные для стрельбы. Пулеметы выкатываются на край окопов, солдаты сбрасывают теплые варежки и начинается представление, которое не может нарисовать даже самая большая фантазия. Батарея ведет огонь с открытой огневой позиции. С шипением вылетают из стволов первые снаряды и разрываются в массе атакующих. К ним присоединяются разрывные снаряды противотанковых пушек. Из деревни южнее нас ведут огонь все орудия, которые только-что уничтожали русские танки. Сплошное черное облако висит над продолжающим скачку эскадроном. По-видимому, уже ничто не может сдержать этот порыв, хотя снаряды то и дело вырывают огромные бреши в сплошной массе лошадиных тел. И совершенно необъяснимо, как в этом море огня эскадрон несколько поворачивает вправо, и его авангард выносится прямо на открытую сторону деревни.
Огонь наших артиллеристов образует сплошную стену. Лошадиные трупы взлетают на воздух. Невозможно разобрать, где люди, где кони. Эскадрон потерял управление и цель своего наступления. То, что совсем недавно было картиной, напоминающей парад, теперь превратилось в беспомощную массу. Вся масса эскадрона топчется бесцельно на месте. То вправо, то влево уносятся одичавшие в этом аду кони, давя все что осталось живого на своем пути. Немногие ещё усидевшие на конях кавалеристы тонут в этой сплошной массе, и наша артиллерия добивает последние остатки атаки.
И вот из леса несется в атаку второй конный полк. Невозможно представить себе, что после такой гибели всех эскадронов первого полка, кошмарное представление повторится вновь. Направление атаки и расстояние теперь известно, и гибель второго полка происходит ещё быстрее, чем первого. Только 30 кавалеристов во главе с офицером на прекрасном коне подскакивают почти к самой деревне, и здесь они гибнут в огне наших пулеметов.
Глубокая тишина воцаряется над полем боя. Все смотрят туда, где только что, как во сне, неслись многочисленные кони. Одна из первых больших конных атак второй мировой войны произошла под Москвой. Надо надеяться, что она была первой и последней в этой войне, а может быть и во всей военной истории. Но вот звучат резкие приказы. Полк переходит в наступление.»…

Итак, мы определились с датой атаки — 16-17 ноября и с дивизиями — 44-я  и  17-я, и местом деревня Мусино. Теперь подлинные документы
Отчет о боевых действиях 17 Кавдивизии за период с 16.11.1941 г.
автор полковник Гайдуков
ЦАМО фонд 208 опись 2511 единица хранения 35
номер записи в базе данных 60163031

…Исходное положение Егорьево, Бородино д.б. занято в 9.00 16.11.41 г. Этим же прикаом дивизии придавались 2 роты танков 58 ТД в количестве 15 танков Т-26. справа обороняли рубеж р. Лама остатки подразделений 120 МСП 107 МСД, активной задачи которые не получали. Левее, с исходного рубежа Кулешово, Телешово в направлении Солгино, б. Сырково, Ильинское, Зубово, Козино д.б. прорвать фронт на участке Власово, Кузяево 24 КД.
В 9.00 16.11.1941 г. 13-й КП форсировал р. Лама, занял исходное положение для атаки, Егорьево, 128 КП – Бородино, 91 КП, во втором эшелоне, Глазково. Штадив – роща, западнее 0,5 км. Глазково. Приданные танковые роты 58 ТД несмотря на посылку приказания в р-н исходных позиций не прибыли.
Ровно в 10.00 части 17 КД первого эшелона/128 КП и 2 эскадрона 13 КП/ повели наступление в западном направлении – к 11.00 достигли Ошейниково, Новоселки. Второй эшелон под прикрытием 2-х эскадронов 13 КП начал форсировать р. Лама с задачей- развитие успеха 1-го эшелона.
Боя на участке 24 КД слышно не было. Посланный офицер связи донес, что в исходное положение вышел только 56 КП. Т.о., к началу наступления дивизия оказалась одна.
В момент подхода 2-го эшелона к переправе через р. Лама в р-не Егорьево внезапным огневым налетом из р-на Матюшино и выходом до полка пехоты пр-ка с танками, 2-й эшелон отрезан от 1-го эшелона. Завязался ожесточенный бой, длившийся 10 часов. В разгар боя 2-го эшелона на 1-й эшелон из Лотошино пр-к выбросил 120 танков и до полка пехоты, которые начали расстреливать и давить боевые порядки 1-го эшелона. Очутившись без танковой поддержки, потряв артиллерию, без поддержки 2-го эшелона 1-й эшелон начал отход в исходное положение. Героически отбиваясь от танков и пехоты пр-ка, в исходное положение вышли по 150-200 человек во главе с командирами и комиссарами частей.
Разгромив 1-й эшелон пр-к всей силой обрушился на 2-й эшелон. После 5 часов ожесточенного боя в р-н 91 КП прибыл из штарма полковник Гусев с приказом дивизии в 8.30 16.11.1941 г. стремительно атаковать пр-ка в направлении Сенцово, отбросить его по направлению Тургиново и подчинив себе все отряды 107 МСД – прочно занять оборону в р-не Сенцово. ……
В 20.00 16.11.1941 г. сдав участок 120 МСП, части дивизии начали выходить из боя и сосредотачиваться в р-не Покровское. Дивизия потеряла 50% людского состава, артиллерию, минометы и пулеметы 2-х полков. ….
По данным разведки и частей 107 МСД пр-к перешел на восточный берег р. Лама и занял Степанково, Марково, Максимово. Для выполнения задачи дивизии оставался один маршрут движения на Изосинье-Кузминское-Китенево-Глухино-Сенцово. ….
17.11.1941 г. штармом 16 А дивизии поставлена задача выйти в р-н Воздвиженское, Свистуново, Китенево и с 120 МСП прочно оборонять рубеж р. Яуза. Правее, на участке Воловниково, Бортники д.б. обороняться 24 КД.
К исходу 18.11.41 г. дивизия вышла в р-н обороны в срок и в связи с большими потерями и большим участком обороны принято решение: оборону занять отдельными опорными пунктами – Воздвиженское, Бортниково, Высоково, Овсянниково – 91 КП (наиболее полнокровный). В р-не Китенево, во 2-м эшелоне 128, 13 КП в Изосинье ….
В течение 18.11.41 г. пр-к вел ожесточенные атаки на всем уч-ке фронта.

44-я кав.дивизия
Из сводок за 16.11.1941 следует, что 44 кавдивизия вообще находилась во втором эшелоне, за позициями 58 танковой дивизии, в бою участие принимал лишь один эскадрон 51-го кав.полка, который занял Кузяево.

Вывод такой: никакого «эпического побоища» в районе Мусино не было, там просто не могло быть ни 17-ой кавдивизии ни, тем более, 44-й кавдивизии. Как вообще не было атаки конной лавой на танки и окопавшиеся немецкие части. Тяжелые потери понесла 17-я кавдивизия (до 50% личного состава), но не потому, что «кавалеристов бросали на врага, который успел занять оборону», а из-за контрудара, нанесенного немцами из р-нов Матюшино и Лотошино.

Казалось бы все ясно и понятно — немецкое донесение фальшивка. Мне даже понятно почему эта ложь такая живучая, кочует по десяткам сайтов. Очень уж она «красивая» ибо в ней есть все, что так мило сердцу каждого «совестливого интеллигента»:
1. атака с шашками «наголо» против танков и артиллерии — т.е «заваливание трупами» и кровожадность командиров
2. Ворошилов и Буденный, которые были ограниченными «конниками» и считали танки вредительством
3. репрессированный Тухачевский, который танки любил
4. немцы, которые едва не сошли с ума, расстреливая массы азиатов на «косматых лошадках»
и т.д.
Единственное, что мне не понятно: как остановить тиражирование этой наглой лжи на просторах Рунета! Остается только писать еще и еще, что бы больше людей смогли узнать правду.

Ниже приведены сканы документов.

СХЕМА боевых действий 16-й Армии на 16 — 17 ноября 1941 года.

 

 

 

 

СВОДКА 16-й Армии за боевые действия 17 ноября 1941 года.

 

 

 

 

Сводки за 16 ноября 1941 года.

Сводки за 16 ноября 1941 года.

 

 

 

 

Сводки за 16 ноября 1941 года.

 

Метки:

20 комментариев to “Живучая фальшивка”

  1. Игорь 07.04.2013 в 20:47 #

    Побеждает тот, кто борется!

  2. qwerty127 07.04.2013 в 21:40 #

    Почему немцы не указали,что у всадников был один клинок на четверых?

    • OmarSS 12.04.2013 в 11:29 #

      Зачем немцам утруждать себя? Есть ведь Соколовы, Зефировы (хотя он «спец» по авиации у которого два Ил-2 взорвались из-за неправильного переключения ступени нагнетателя…которые физически отсутствовали у Ил-2)….они и допишут…и вообще вы что шашек не хватало, но чтоб напугать врага красные конники неслись с деревянными имитаторами))))))

  3. Владимир 20.04.2013 в 08:09 #

    Полностью разделяю мнение предыдущих читателей.
    qwerty127 07.04.2013 в 21:40 # можно было бы дополнить, что еще и 1 конская нога на двоих кавалеристов.

    А на вопрос Админа
    «как остановить тиражирование этой наглой лжи на просторах Рунета?»
    Ответ, к сожалению — никак.
    Те, кто все это так долго и упорно «продвигает» делятся на 2 группы:
    1) «креативное ядро»,
    2) «думающие ушами».

    Первые («креативщики») — это, вообще говоря, выученики Геббельса.
    Их девиз (по учителю) «ложь должна быть примитивной, как бред дикаря, только тогда ей поверят», что имеет простой русский перевод — «ври больше, что-нибудь да останется», а в украинском прелестную характеристику — «очі в рябка позичив».

    Вторые («уходумцы») — это прекрасная среда для тиражирования (размножения) небылиц. В связи со скудостью ума при гипертрофированном развитии глотки они способны заполнить своими стонами всю солнечную систему до орбиты Марса.

    • Игорь 29.04.2013 в 18:56 #

      44-я кавдивизия участвовала еще в одной «сабельной атаке на танки». Осенью 1941г. немецкая танковая дивизия выбила из поселка Алабушево (севернее Крюково — теперешнего Зеленограда) оборонявший поселок полк Панфиловской дивизии. После доклада наверх последовал приказ — отбить Алабушево у немцев. В бой была брошена 44 кавдивизия, которая и отбила Алабушево. В некоторых статьях об этом бое малограмотные газетеры всяко изгаляются по поводу умственных способностей тех, кто бросил кавалеристов на танки. В действительности же Алабушево занял моторизованный полк танковой дивизии (мотопохота), спешенные кавалеристы сосредоточились в лесу на окраине поселка, откуда и нанесли удар в пешем строю. Бой шел между спешенными кавалеристами и спешенной мотопехотой. Никакими саблями никто немецкие танки не рубал (по причине отсутствия танков в поселке).

  4. Александр 21.07.2013 в 10:23 #

    Мой дед , кадровый офицер, начинал войну в должности ком. эскадрона128 кавалерийского полка, 17 кав .дивизии. Это их перебросили с иранской границы, разгружались они 7 ноября на разъезде Дубосеково. Были неравные бои , по его рассказам с танками противника, и локальные окружения , из которых они выходили. Но про гибель его родной дивизии никогда и речи не было. Он прошел всю войну в 17 гвардейской кав. Мозырьской дивизии.Дослужился до начальника оперативного отделения дивизии, в звании гвардии подполковник, два ордена красного знамени, два ордена отечественной войны, орден красной звезды, орден Суворова 3 степени.

  5. Александр 14.02.2014 в 12:09 #

    Да, немцы очень любят «азиатов», если дивизия со Среднеазиатского округа — в ней обязательно только монголы должны быть. Хорошо, что дед Александра рассказывал внуку о своей дивизии, а то бы кроме господина Б. Соколова и поведать бы некому о «несчастной» участи 17-й кавдивизии. Кстати, в воспоминаниях наших офицеров, я практически нигде не натыкался об описаниях атаки в конном строю. Обычно кавалерию использовали как пехоту, а вот передислокация, преследование, рейды в тыл противника — обязательно в конном строю, то есть подвижная пехота. Что касается авиации — там вообще вранья горы. Один недобитый зенитчик смачно рассказывал, как он из пулемета МГ-34 «срезал» очередями хвосты у Ил-2. Видать много «напилил», что так запомнил. Кстати, нашел интересные воспоминания одного и того же боя в Испании. Бой между И-15 и Не-51. Наши пишут, что сбили двух немцев, а сами потерь не имели (хотя все самолеты получили повреждения). А с немецкой стороны этот же бой вспоминает Ханнес Траутлофт (будущий командир эскадры «Грин херц»). Он подтверждает сбитие нашими двух немцев. А в конце описания гордо заявляет, что ему и еще одному пилоту «записали» по «победе». Вот так-то! Немцы еще в Испании начали врать про свои липовые «победы».

  6. михаил 14.03.2015 в 19:40 #

    не трогайте Буденного, 5 раз кавалер Георгия , хотя их всего 4,один из немногих кто не боялся просить амнистировать репресированых.

  7. Тимур 08.05.2016 в 23:25 #

    Мой дед Мустафаев Якуб Мустафаевич 1907 г.р. в звании лейтенанта служил начфином 54 кавполка в составе 44 кавдивизии с 24 июля 1941 г.. Прибыл в составе той же дивизии с г. Мешхеда, Иран на оборону г. Москвы в составе 16-й Армии 9 ноября 1941 года. Были очень значительные потери личного состава полка в боях на Волоколамском направлении в ноябре 1941 г., но не смотря на это дед служил в 54 кавполке до февраля 1942 г.

Ваш отзыв

Вы должны войти , чтобы оставлять комментарии.